РасСказки от Олега Четверухина

Рассказывает гитарист Ильдар Казаханов. В разные годы Ильдар играл и гастролировал с Павлом Кашиным,

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ
ГИТАРА ДЛЯ КАШИНА

 С артистом Кашиным мы проработали энное количество лет, с 1992 года, когда мы начали выступать с ним, и, может быть, до 1995-ого, до его отъезда в Америку. И вот как-то раз мы с Павлом Кашиным, съездив в один гастрольный тур по Сибири... по трем городам: Новосибирск, Екатеринбург, Барнаул, возвращаемся в Москву. Паша говорит своим московским директорам, которые организовали этот тур: "Ребята, дайте мне деньги сейчас. Мне до отъезда в Питер нужно здесь в Москве, купить гитару. А потом вы подсчитаете все и отдадите нам остаток позже. А мы пока поедем в магазин за гитарой". Директора  еще не успели провести калькуляцию прибылей от тура, а у нас до поезда из Москвы в Питер оставалось часов шесть-семь. Короче, мы поехали в магазин выбирать гитару, выбирали долго, из шести гитар, и в итоге купили Паше самую дорогую гитару. «Gibson», как сейчас помню, за две тысячи долларов. Тогда это было много. Затем мы приезжаем на вокзал, ждем наших директоров, а никого нет. Мы садимся в поезд без билетов, директора так и не появляются, деньги тоже. Мы приезжаем в Питер, и спустя какое-то время нам директора по телефону сообщают: "Ребята, вы знаете, оказалось, что эта сумма, которая была потрачена на гитару, и составляла весь ваш музыкантский гонорар. Паша потратил ваши деньги на покупку собственной гитары". Но, скорее всего, он тоже не знал, что две тысячи, это были все деньги, которые мы заработали по итогам тура. Спустя несколько месяцев, Паша все-таки рассчитался с нами.


ИСТОРИЯ ВТОРАЯ
СПЕКТАКЛЬ В ЧЕБОКСАРАХ


Вдруг спустя год, звонит Паша Кашин и говорит: "Намечен гастрольный выезд в город Чебоксары, работаем мы с Корнелюком в два отделения. Во избежание недоразумений я с вами рассчитаюсь перед поездкой". Отлично. Кашин платит нам вперед и мы едем в Чебоксары через Москву. В Москве нас сажают в самолет АН-24, в котором к нам присоединяется Игорь Корнелюк со своими музыкантами. АН-24 - гениальный лайнер. У него два пропеллера под крыльями, и на взлете, он начинает гудеть так, что перестаешь слышать вообще. Всех и все. Летим мы на этом самолете четыре часа, когда мы приземляемся, у нас закладывает уши и чуть ли не желудки выворачивает. Однако в Чебоксарах нас встречают с хлебом- солью. Девушка в сарафане с капором подходит прямо к трапу самолета. Мы думаем: "Вот это прием!". Нас встречает некий организатор, не помню его фамилию, пожилой мужчина с бородой. Он говорит: "Я сам родом из Петербурга, я организовал вам этот концерт. Поэтому все пройдет отлично. Что вы хотите? Сначала поесть? Или в гостиницу? Или сразу на радио – давать интервью?».
В общем, мы чувствуем, что прием доброжелательный, все отлично. И отправляемся для начала в гостиницу,
По приезду туда выясняется, что в гостинице нет горячей воды, но нам ее уже  подогрели в ведрах. В красивых тазиках нам приносят воду прямо в номера, мы моемся, все отлично. Дальше нас кормят, ужин, надо сказать, был феноменальный. В общем, ничто не предвещало неприятностей. Мы приезжаем на площадку, у нас проходит саундчек, после этого мы отдыхаем. В назначенный час мы приходим на стадион, на котором происходит  большой праздник, чуть ли не День города. Ведущий концерта - хохмач, он рассказывает анекдоты, развлекает публику, пока публика раскачивается. Вот собираются люди, уже полный стадион, и наступает момент, когда нам говорят: "Ну что, пора!"
А Кашин и Корнелюк вдруг в один голос говорят: "Так, секундочку. А где собственно обещанный гонорар? Мы же договорились, что деньги платятся перед концертом". И тот самый организатор с бородой ласково отвечает: "Ребята, не волнуйтесь, сейчас все будет, я иду в кассу, конферансье идет вас объявлять, а я - за деньгами". Через десять минут он прибегает и говорит: "Ребята, какое-то недоразумение вышло, мне не привезли деньги в кассу, но я позвонил, сейчас их уже везут, все будет. Вы идите, начинайте играть пока!". Корнелюк на это заявляет: "Давайте уж лучше подождем и решим все наши вопросы, как мы договорились".
И в этом момент раздается стук в двери гримерки, заходит человек и говорит: "Извините, может быть, я вмешиваюсь в ваш диалог, но я - тот человек, который отвечает за аппаратуру, и который выставлял эту аппаратуру на мероприятие.
У меня есть вопросы к организатору. Извините, но вы со мной еще не рассчитались. А мы договаривались, что деньги будут перед концертом".
Этот организатор с бородой начинает изображать панику: "Ребята, сейчас я вам дам, вот у меня тут есть 600 рублей..." Аппаратчик ему отвечает: "Да не 600, а 6700..." И тут Корнелюк начинает ругаться матом на своего директора, который вовремя не забрал у организатора деньги! Ситуация начинает накаляться. Вдруг заходит в эту же гримерку другой человек и говорит: "Здравствуйте, я директор стадиона. Извините, мы начинаем концерт или нет? Люди требуют вернуть деньги за билеты, либо надо начинать, либо возвращать деньги зрителям. Мне только что звонил президент Республики, он скоро приедет сюда, супруга президента уже на трибуне. Мы начинаем или нет? Что делать?"
Человек, который отвечает за аппаратуру, говорит: "Секундочку. Что мне-то делать? Вы со мной рассчитываетесь или нет? Или мне придется вызывать свое начальство, и пусть они решают с вами этот вопрос. Потому что у нас уже был один прокол, а в нашем маленьком городе два прокола за неделю - это смерть для бизнеса". В общем, через некоторое время приезжают крепкие бритоголовые ребята, заходят в комнату и говорят: "Ну что, в чем проблема?" Мы отвечаем: "Сложилась такая ситуация. Вот - человек-организатор, а обещанного гонорара нет". "Конечно, надо решать этот вопрос, мы понимаем", - вежливо говорят нам ребята. Заканчивается наш разговор тем, что они важно сообщают: "Знаете, нам только что позвонили, сюда едет президент Республики, концерт надо начинать. Вопрос престижа".
Сейчас спустя время, я подозреваю, что это был очень грамотно расписанный сценарий, спектакль. Ребята говорят: "Давайте поступим так, вы сейчас играете, а после концерта мы садимся и решаем все вопросы. Если что, мы можем продать фирму этого человека и заплатить вам долг. Мы решим этот вопрос на самом высоком уровне". Делать нечего. Раз президент Республики нас страхует, мы вышли на сцену и отработали концерт. А после концерта, естественно, никого не было. Ни бородатого организатора, ни крепких ребят, ни аппаратчика, ни президента Республики. Подозреваю, что его даже поблизости от стадиона в тот день не было…
Но на этом история не заканчивается. Потому что, когда мы вернулись в гостиницу, вахтерша нам сказала: "Ребята, секундочку. А вы когда будете расплачиваться за номера?" Мы сказали: "Как это так? У нас есть организаторы. Они все оплатили". Она нам: "Какие организаторы? Никого не знаю. Вы проживаете в этих номерах. Так кто из вас будет расплачиваться?" Мы кое как от нее отвязались: "Мы устали, надо выспаться…Давайте решим этот вопрос завтра".
И тут же на «военном совете» было принято решение линять из гостиницы. В пять утра меня будят артисты и говорят: "Сейчас мы тихо, пока еще никто не проснулся, уходим через служебный вход". Лето, птички поют, пять утра, но уже восход... В тот момент, когда я одеваюсь, слышу голос Корнелюка из соседнего номера, такой жесткий текст в адрес своего директора. Корнелюк его отчитывает: "Я же тебе говорил! Зачем мы сюда приехали?!"  А на выходе уже вахтерша эта чуть ли не со шваброй караулит нас: "Стоять! Пока не расплатитесь, не уйдете!". Мы ей по-человечески все попытались объяснить: "Поймите, мы сами в таком положении оказались, что нам бы уехать отсюда". В итоге на имя Корнелюка были вызваны две машины  такси. Потому что из Чебоксар рейса не было, а самолет АН-24, такой своеобразный «чартер», для нас бронировали организаторы, которых и самих след простыл. Через четыре часа в Москву самолет из Казани улетал, но до Казани надо было ехать 300 километров. Были вызваны два лучших водителя таксопарка, и они везли нас до Казани. Там были забронированы билеты, задержали специально из-за нас самолет минут на 20. Так мы и покинули те гостеприимные места. Но, повторюсь, с нами, с музыкантами, расплатились еще в Питере. Так что мы внакладе не остались. А Корнелюк и Кашин бесплатно прокатились по стране.

 

 

 

Последние известия

14.11.2018 :: Салют Джанго Рейнхардту!
14 ноября в филармонии джазовой музыки программа "Салют Джанго Рейнхардту" с участием Ильдара Казаханова, Гасана Багирова, Вадима Михайлова, Юлии Касьян и Давида Голощекина.

25.09.2018 :: Django Unchained
26 сентября в JFC Jazz Club на Шпалерной, 33 в 19.

14.09.2018 :: 15 сентября в JAM Club
В субботу 15 сентября сыграю в Москве с Хоронько Оркестр в JAM Club Андрея Макаревича на Сретенке, 11.